Афганистан станет вторым Вьетнамом или чем-то похуже? — Strategist

Союзники и противники Вашингтона сочтут отказ США от Афганистана — независимо от того, в какой степени его попытаются замаскировать оптимистическим словоблудием, — поражением, подобным тому, которое они потерпели во Вьетнаме.

На пресс-конференции 8 июля президент США Джо Байден недвусмысленно отверг любые параллели между уходом американских войск из Афганистана и их унизительным отступлением из Вьетнама в 1975 году. Он утверждал, что афганские вооруженные силы гораздо лучше оснащены и гораздо более способны противостоять неизбежному захвату страны боевиками радикального движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), чем силы Сайгона почти полвека назад, которые противостояли армиям Северного Вьетнама и Вьетконга, пишет Мохаммед Айюб в статье, вышедшей 12 июля в The Strategist.

По словам Байдена, «очень маловероятно», что боевики «захватят все и будут владеть всей страной». Он заявил, что США вторглись в Афганистан, чтобы «ослабить террористическую угрозу, чтобы не дать Афганистану стать плацдармом, с которого можно было бы продолжать нападения на Соединенные Штаты».

«Мы достигли этих целей … Мы вошли в Афганистан не для строительства нации», — подчеркнул американский лидер.

Чтобы успокоить афганское правительство, Байден и высшие должностные лица США в сфере обороны, в том числе министр обороны Ллойд Остин, неоднократно заявляли, что США сохранят потенциал «за горизонтом», предположительно имея в виду авиацию, включая беспилотные летательные аппараты, с помощью которых США будут помогать афганскому правительству защитить себя в случае такой необходимости.

Это похоже на утешительный приз для трещащего по швам правительства в Кабуле, которое, по мнению американской разведки, согласно достоверным сообщениям, может рухнуть через шесть месяцев после вывода американских войск. Хотя Байден попытался преуменьшить значение этой оценки, она, кажется, заслуживает доверия в свете недавних военных побед радикалов из «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в результате которых в их руки попало большое количество территорий.

По имеющейся информации, не доверять которой нет никаких причин, боевики «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) контролируют более половины районов страны, многие из которых захвачены после начала вывода американских войск 1 мая. К ним относятся части провинции Бадахшан на северо-востоке, граничащие с Таджикистаном, и на западе ряд районов в провинции Герат на границе с Ираном, которые до этого не были опорными пунктами исламистов и в которых проживает многочисленное непуштунское население, выступающее против правления талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Некоторые из этих этнических групп организовали собственные ополчения, чтобы оказать поддержку правительству в противостоянии наступлению боевиков.

Однако из-за того, что афганские силы рассыпаются при наступлении боевиков, они не смогли не дать радикалам установить контроль над значительными территориями сельской местности. Из-за завоевания талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) значительной части провинции Герат и установлениями ими контроля над несколькими пунктами пересечения границы с Ираном Тегеран, который решительно выступал против прихода радикалов к власти в Кабуле, оказался вынужденным начать переговоры с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретился с делегацией «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая была приглашена в Иран в первую неделю июля, чтобы убедить радикальное движение прийти к соглашению с кабульским режимом путем переговоров, чтобы предотвратить «неблагоприятные» последствия для Афганистана.

Со своей стороны, боевики, пока не сумевшие захватить крупные городские центры, стали захватывать прилегающие территории, тем самым отрезав подконтрольные правительству города с целью в конечном счете заставить их подчиниться. Те, кто внимательно следит за происходящими в стране процессами, уверены, что исламисты придерживаются двуединой стратегии и могут переключаться между ними в зависимости от того, как будет развиваться ситуация после полного вывода американских военных.

По словам Тамима Асея, главы Института исследований войны и мира в Кабуле и бывшего заместителя министра обороны, «программа-максимум «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это достижение полной военной победы, тогда как программа-минимум заключается в том, что, как только «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) проверит правительственные силы на прочность и поймет, что полная военная победа недостижима, он будет использовать насилие как рычаг для достижения дальнейших уступок за столом переговоров».

По мере тог, как вывод американских войск приближается к завершению, боевики усилили военное давление, надеясь одержать полную победу, хотя они, вероятно, будут готовы согласиться на значительную долю в коалиционном правительстве в качестве ступеньки для восстановления исламского Эмирата Афганистан. Такое развитие событий представляется вполне вероятным, особенно с учетом того факта, что США не сделали политическое урегулирование между Кабулом и «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) предварительным условием для вывода своих сил.

Администрация президента США Дональда Трампа была заинтересована только в том, чтобы вернуть американских солдат домой без больших потерь, оставив при этом афганское правительство на произвол судьбы. Администрация Байдена пошла по стопам своего предшественника и довела эту стратегию до конца. Возможно, это не будет точной копией унизительного поражения во Вьетнаме, но конечный результат вряд ли будет сильно иным.

США совершили роковую ошибку, превратив свою антитеррористическую кампанию в антиповстанческую в 2001—2002 годах и ввязавшись в гражданскую войну, в которой невозможно было выиграть. Как показывает история, длительное иностранное вмешательство во внутригосударственный конфликт приводит к его обострению, разжигая националистические и религиозные настроения. Поддержка режимов, особенно такого неблагополучного, как афганский, обычно приводит к серьезной реакции, как это видно на примерах как Южного Вьетнама, так и Афганистана.

Союзники и противники Вашингтона сочтут отказ США от Афганистана — независимо от того, в какой степени его попытаются замаскировать оптимистическим словоблудием, — поражением, подобным тому, которое они потерпели во Вьетнаме. Главное различие между этими двумя результатами заключается в том, что, хотя во Вьетнаме существовала четкая альтернативная структура власти, которая могла бы заменить поддерживаемое США правительство, это не относится к Афганистану.

Очевидно, что основным претендентом на власть в постамериканскую эпоху является «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), однако, учитывая раздробленный характер афганского общества, его контроль над всей страной будет оспариваться силой оружия различными региональными фракциями, полевыми командирами и этническими группами. Это означает, что Афганистан может погрузиться в хаос, как это произошло в начале 1990-х годов после вывода советских войск, что снова создаст пространство для проникновения негосударственных субъектов, в том числе террористических групп.

Более того, Афганистан окружают соседи — Пакистан, Иран, Россия, Китай и Индия, чьи интересы и цели часто находятся в противоречии друг с другом. Нестабильное и действительно несостоятельное государство обязательно втянет их в водоворот гражданского конфликта, что еще больше ухудшит ситуацию в Афганистане. На карту поставлено гораздо большее, чем просто авторитет и потеря лица США.

https://regnum.ru/news/polit/3319143.html

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *